Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Сравнивая психоанализ и Дзен-буддизм

Закончил изучение книги Джио Ди Фео "Дзен-психоанализ". Книга очень понравилась. Информативна, полезна для каждого ищущего. Некоторые места в книге прямо можно брать для практического применения. Краткая аннотация с сайта ariom.ru/forum/t17809.html

Цель этой работы - осветить проблемы взаимосвязи между психоанализом и дзен-буддизмом.

Между этими двумя достижениями человечества в сфере глубинной психологии уже на протяжении многих лет существует постоянный диалог, безусловно, сложный, но конструктивный. Дзен-буддизм не меньше, чем психоанализ, занимался изучением «глубинного» ума. Еще Платон говорил, что неосмысленная жизнь не достойна того, чтобы ее прожили, и Будда Шакьямуни может считаться одним из первых исследователей глубинной психологии.

Цели психоанализа и дзен-буддизма похожи: облегчить человеку страдания и вернуть ему, насколько это возможно, психическое здоровье, помогая обрести счастье в этой жизни. Как психоанализ, так и дзен-буддизм работают с умом, исследуя его до самых сокровенных глубин.

Эта работа покажет, как много психоаналитиков, уже считающихся классиками, были знакомы с дзен-буддизмом: начиная с Юнга, Фромма, Хорни и Перлза между психоанализом и дзен-буддизмом установились отношения постоянного диалога, послужившие их взаимному обогащению и развитию.

Далее в работе уделяется внимание связям, установившимся между психоанализом и дзен-буддизмом, которые способствовали проведению в 1958 конгресса в Куэрнаваке (Мексика), где приняли участие многие психоаналитики, включая Фромма. Из научных работ, представленных на этой конференции, можно оценить, насколько обогатился настоящий диалог между психоанализом и дзен-буддизмом, и особенно, какое распространение получил, с одной стороны, психоанализ на Востоке, с другой - дзен-буддизм на Западе

Мы начинаем с Фрейда и его связей с Востоком, далее анализируем написанное на эту тему Юнгом, затем - Фроммом и другими психоаналитиками (вплоть до Лакана).

После такого экскурса мы рассматриваем точки соприкосновения и расхождения психоанализа и дзен-буддизма относительно таких понятий, как Я , Самость, Бессознательное, сновидение и обсуждаем возможность использования дзен-медитации в психоанализе.
Мне лично сразу бросилось в глаза странное различие в подходах к важной проблеме так называемого ЭДИПОВА КОМПЛЕКСА. Оказывается, на " востоке интерес к психоанализу развивался в рамках Юнгианского, а не Фрейдистского направления. "Причина этого кроется в том, что теория Юнга устанавливала приоритет отношений матери и сына, материнского комплекса у взрослого человека". Поэтому Фрейдистская идея о соперничестве между отцом и сыном за обладание матерью менее значима. Поэтому, пишет автор, вместо неразрешимого эдипова конфликта, для анализа удобнее использовать понятие юнгинианского материнского комплекса. Каково?
(продолжение следует)

Суд, время, история, прошлое, смерть и новая жизнь (продолжение)

Итак, если отойти,  хотя бы на шагот банального понимания истории, суда, в том числе, и Страшного Суда, о котором упоминают все религии, от всего, что навязывает нам так называемая, культура, то можно начать приближаться к истине. И смерть и новая жизнь предстанут нам уже в ином свете.
В качестве отвлечения от этой главной темы, возьмем Голливудские сценарии о параллельных мирах, возвращении в прошлое, машинах времени, терминаторах и проч. Тем более, что на наших глазах симпатичнейший терминатор, снующий туда-сюда из будущего в прошлое,  потерял пост губернатора лучшего штата - сказочной Калифорнии. Теперь  могучий Шварц - такой же, как мы - простой безработный. Почему сценаристы Голливуда  так мало предлагают нам, простым зрителям, новых шедевров по этой тематике? Может, они плохо изучили Фридриха Ницше? Это ему, немецкому "философу жизни" принадлежит эта идея существования параллельных миров. "День сурка" и другое кино с аналогичной идеей - это просто ошибочное понимание проблемы смерти, жизни, прошлого и будущего. Эти шустрые "акулы пера" с фабрики грез только думают, что уловили правильную логическую нить понимания. 
Вот как пишет об этом П.Д. Успенский в "Новой модели Вселенной". Напомним, себе, что Успенский П.Д. родился в девятнадцатом веке, что его некоторым его книгам больше ста лет. Но, ей Богу, эти книги можно предложить сценаристам Голливуда для детального изучения.
Цитата.
"...Но есть люди, которым известно больше этого. Они понимают, что к проблемам жизни и смерти нельзя подходить обычным путём, что невозможно думать о них в тех же формах, в каких люди думают о том, что случилось вчера или случится завтра. Но далее этого они не идут, понимая, что невозможно или, по меньшей мере, бесполезно думать об этих предметах просто; но что это значит - думать не просто - они не знают.
Чтобы правильно мыслить об этих проблемах, необходимо принять во внимание их связь с идеей времени. Мы понимаем их ровно столько же, сколько понимаем время.
С обыденной точки зрения жизнь человека выражается отрезком от рождения до смерти:

18541904


 

Человек родился, прожил пятьдесят лет и умер. Остаётся только неизвестным, где он находился до 1854 года и где может быть после 1904 года. Такова общая формула всех вопросов о жизни и смерти.
Наука имеет дело только с человеческим телом; согласно науке, тело не существовало до того, как было рождено; оно распадается на составные части после смерти. Философия не принимает этих вопросов всерьёз, объявляя их неразрешимыми и, следовательно, наивными.
Религиозные учения, всевозможные псевдо-оккультные, спиритические и теософские системы утверждают, что им известно решение этих проблем.
На самом деле, конечно, никто ничего не знает.
Тайна существования до рождения и после смерти, если такое существование есть, - это тайна времени. И 'время' хранит свои тайны лучше, чем это думают многие. Чтобы приблизиться к тайнам времени, необходимо сначала понять само время.
Все обычные попытки ответить на вопросы о том, 'что было прежде' и 'что будет после', основаны на общепринятой концепции времени:

ПреждеТеперьПосле


 

Та же формула применяется к проблемам существования до рождения и после смерти в тех случаях, когда такое существование признаётся допустимым; иными словами, формула принимает следующий вид:

До рожденияЖизньПосле смерти


 

Именно здесь и скрывается фундаментальная ошибка. Время в смысле соотношения 'прежде', 'теперь' и 'после' есть продукт нашей жизни, нашего бытия, наших восприятий и, прежде всего, нашего мышления. За пределами обычного восприятия взаимоотношение всех трёх фаз времени может измениться; во всяком случае, у нас нет никаких гарантий, что оно остаётся тем же. Однако в обыденном мышлении, включая религиозную, теософскую и 'оккультную' мысль, этот вопрос никогда даже и не поднимался. 'Время' рассматривается как нечто, не подлежащее обсуждению, свойственное нам раз и навсегда, неотъемлемое и всегда одинаковое. Что бы с нами ни произошло, время всегда принадлежит нам - и не только 'время', но и 'вечность'.
Мы пользуемся этим словом, не понимая его истинного смысла. Мы считаем 'вечность' бесконечной протяжённостью времени, тогда как в действительности 'вечность' означает иное измерение времени.
В XIX веке в западное мышление начали проникать восточные и псевдо-восточные теории, в том числе и идея 'перевоплощений', т.е. периодического появления на земле одних и тех же душ. Эта идея была известна и раньше, но принадлежала к скрытой мистической мысли..."

"Можно считать, что как идея перевоплощений, так и идея переселения душ произошли из одного общего источника, а именно: из учения о всеобщем повторении, или о вечном возвращении.
Идея вечного возвращения вещей и явлений, идея вечного повторения связана в европейской мысли с именем Пифагора и с туманными указаниями на периодичность вселенной, известными из индийской философии и космогонии. Эта идея периодичности не может быть вполне ясной для европейской мысли, ибо по своей природе она становится полной и связной только после устных разъяснений, которые вплоть до настоящего времени никогда и нигде не публиковались.
'Жизнь Брахмы', 'дни и ночи Брахмы', 'дыхание Брахмы', кальпы и манвантары - все эти идеи кажутся европейской мысли весьма тёмными; но по своему внутреннему содержанию они неизбежно ассоциируются с пифагорейскими идеями о вечном возвращении.
В связи с этими идеями очень редко упоминают имя Гаутамы Будды, который был почти современником Пифагора и тоже учил о вечном возвращении, - и это, несмотря на учение Будды о 'колесе жизни', где яснее, чем в любом другом учении, выражена идея вечного возвращения; впрочем, она сверх всякой меры затемнена невежественными толкованиями и переводами".

"Пифагорийские идеи всеобщего повторения упоминались, среди прочих идей, учеником Аристотеля Евдемом. 'Физика' Евдема утрачена, и то, что он писал о пифагорейцах, известно нам лишь из позднейших комментариев Симплиция. Интересно отметить, что, согласно Евдему, пифагорейцы различали два вида повторения.
Симплиций писал:
'Пифагорейцы говорили, что одни и те же вещи повторяются вновь и вновь.
В этой связи интересно отметить слова Евдема, ученика Аристотеля (в третьей книге его 'Физики'). Он говорит: 'Некоторые согласны с тем, что время повторяется, а некоторые отрицают это. Повторение понимается в различном смысле. Повторение может быть в одном случае результатом естественного порядка вещей (эйдос), как повторение лета, зимы и других времён года, когда новый период приходит после того, как исчез другой; к этому порядку вещей относятся движения небесных тел и связанные с ними явления, такие как солнцестояние и равноденствие, вызываемые движением Солнца.
Но если верить пифагорейцам, существует и другой род движения с повторением. Это значит, что я буду сидеть и разговаривать с вами точно так же, как делаю это сейчас; и в моей руке будет та же самая палка; и всё будет таким, как сейчас; и время, как можно предположить, будет то же самое. Ибо если движения (небесных тел) и многие вещи повторяются, тогда то, что было раньше, и то, что произойдёт потом, суть одно и то же. Всё есть одно и то же, поэтому и время есть одно и то же.'
Приведённый отрывок из Симплиция особенно интересен тем, что даёт ключ к истолкованию других пифагорейских отрывков, т.е. упоминаний о Пифагоре и его учении, сохранившихся у некоторых авторов. Основой для понимания Пифагора, принятой в учебниках по истории философии, является мысль о том, что в философии Пифагора и его мировозрении главное место занимает число. На самом же деле речь идёт просто-напросто о плохих переводах! Слово 'число' действительно очень часто встречается в пифагорейских фрагментах. Но это только слово; в большинстве случаев оно лишь дополняет глаголы, которые не выражают повторности или возврата действия, что и хочет передать автор. А слово это постоянно переводили как имеющее самостоятельное значение, что совершенно искажало его смысл. В обычном переводе теряет всякий смысл и приведённое выше место из Симплиция.
Эти два рода повторений, которые Евдем называет повторением в результате естественного порядка вещей и повторением в количестве существований, суть повторение во времени и повторение в вечности. Отсюда следует, что пифагорейцы различали две эти идеи, которые смешивают современные буддисты и которые смешивал Ницше.
 Вспомним, что завтра - большой Православный праздник - Рождество Христово.

 


"Иисус, несомненно, знал о повторении и говорил о нём своим ученикам. В Евангелиях есть немало намёков на это; но самое бесспорное место, имеющее совершенно определённый смысл в греческом, славянском и немецком текстах, утратило его в переводах на другие языки, которые заимствовали ключевое слово из латинского перевода.
'Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей...' (Матф. XIX, 28)
В греческом тексте стоят слова en th paliggenes?a; в немецком они переведены in der Wiedergeburt.
Греческое слово paliggenesia, славянское и русское слово 'пакибытие', немецкое Wiedergeburt - все они могут быть переведены только в смысле повторного существования или повторного рождения.
На латинский язык это слово было переведено regeneratio, первоначальное значение которого также соответствовало понятию повторного рождения. Но позднее, в связи с употреблением этого слова и его производных в смысле 'обновления' оно утратило своё первоначальное значение.
"
(Продолжение следует)

Заратустра Фридриха

Мне нравится слушать Ницшеанского Заратустру по ночам, в аудиозаписи. Иногда раздражает, что озвучила женщина. Все-таки это лучше получилось бы у мужчины. Хотя, какая женщина! Если женщина имеет второе тело, эмоциональное, сильное, "жесть", то тогда и в голосе фальши не много будет. Ну, слушаю, слушаю, наслаждаюсь, иногда сам Фридрих вдруг возникает, как живой. По утрам у него было плохое эмоциональное состояние. Особенно зимой. В таком состоянии он принимал ледяные ванны. Прямо, как Пушкин или Сенека, которые любили баловаться холодом. В это лето и я пристрастился. Не каждый день, но два раза в неделю наслаждался ледяной водицей.
Иногда хочется и самому накреатить что-то подобное "Заратустре" у Ницше. Коран надо еще раз почитать. Там есть сура вторая "Корова". А у Фридриха - город описан несколько раз с названием "Пестрая корова". И еще много других мест ассоциативно связанных именно с Кораном. Конечно, полно мест из Библии, Нового Завета,  которые раздражали, видать, Фридриха. "Философия жизни" у Ницше, философия жизни у Шопенгауэра. Антон Павлович Чехов любил последнего вспоминать в своих произведениях, чаще все-таки с иронией. Намедни вслушался в "Дядю Ваню". Вдруг слышу, как кричит в последнем действии неудачник Войницкий Иван Петрович (дядя Ваня), что погубил свою жизнь для Серебрякова, а мог бы стать Шопенгауэром. Ну, это в ряд ли!  Чехов вообще подпускал свою иронию по поводу многих. И по поводу Достоевского, и  в адрес Тургенева. А с последним вообще вышел клинч по поводу оценки русского народа. Тургенев писал, что русский народ тем и славен, что может жить здесь и сейчас, в настоящем. А вот Чехов, например, в "Степи" пишет, что русский народ живет только прошлым, "любит вспоминать, но не любит жить". На мой-то взгляд скорее прав Чехов в этом вопросе, чем Тургенев.
А Фридрих-то тоже "отметился". Закрутил роман с русской взбалмошной княгиней, дочкой русского генерала ЛЕЛЕЙ САЛОМЕ. Так причудливо пересекаются жизненные пути людей. А Заратустра вышел у Фридриха совсем не похожим на того, настоящего, ОГНЕННОГО. Его религию ненавидели все - и христиане, и мусульмане, и иудеи. Может, это и понравилось Фридриху в затерянном в Иране,  Боге. Кто знает?